В XIX в. стали постепенно разрушаться некоторые веками установившиеся традиции, касающиеся женщин. Женщины уже не могли удовлетвориться лишь тем образованием, которое было им доступно, и той ролью, которая им традиционно отводилась. Появилась жажда знания, стремление к активной общественной деятельности.
Женщины среднего класса, кроме того, ощущали необходимость приобретения каких-то специальных практических знаний и навыков, с помощью которых можно было бы обеспечить семью материально.
В высшие учебные заведения женщины не допускались вообще. Началась упорная борьба с вековыми предрассудками, с установившимся привычным укладом жизни.
Женские курсы. Правительство было вынуждено пойти на уступки в деле женского образования, но оно не захотело взять на себя материальные заботы о нем. Разрешено было учредить различного рода курсы для женщин, главным образом педагогические и медицинские. В Петербурге были открыты Аларчинские и Владимирские курсы, в Москве — Лубянские курсы, Педагогические курсы при Обществе воспитательниц и учительниц (позже они стали называться Тихомировскими).
Однако все эти курсы, не являясь высшими учебными заведениями, ставили перед собой на первых порах ограниченные цели — дать слушательницам знания в объеме мужских гимназий или подготовить их к преподаванию в начальных классах, прогимназиях и женских училищах.
Высшее же образование и к 1870-м гг. не стало доступным для женщин.
Вопрос о высшем женском образовании был поставлен самими женщинами, и решение его осуществлялось очень трудно. В 1867 г. в Петербурге на I съезде естествоиспытателей Евгения Ивановна Конради сделала доклад на тему о необходимости высшего образования для женщин и о создании для женщин курсов по физико-математическим и историко-филологическим наукам. Четыреста женщин поставили свои подписи под петицией ректору Петербургского университета. Через несколько месяцев от университетского совета был получен ответ, выражающий сочувствие делу, но отказавший в открытии университета. Эта неудача побудила женщин искать иного пути. Они создали совет из 43 профессоров университета и медицинской академии, которых предполагалось пригласить для чтения лекций на курсах. Среди них были А. II. Бекетов, Д. И. Менделеев, К. Н. Бестужев, А. Д. Градовский, И. М. Сеченов. В совет вошли также 50 женщин. На совете выяснилось, что для открытия курсов нет денег и все надежды возлагаются на плату за слушание лекций.
Министерство народного просвещения дало разрешение на открытие университетских курсов в виде публичных лекций для мужчин и женщин. Занятия начались в январе 1870 г. Лекции читались по вечерам. В праздничные и воскресные дни профессора вели практические занятия со слушательницами, разрешив им посещать кабинеты и лаборатории университета в свободные от занятий часы. Слушателей набралось около 900 человек. Но Д. А. Толстой (министр) потребовал вывести курсы из университета. Начались мытарства по разным помещениям, и вскоре курсы прекратили свое существование.
Запретительные меры относительно высшего женского образования были малодейственными. Женщины стали искать его за границей.
Надо заметить, что к середине XIX в. и в странах Западной Европы женщины также не имели полных прав на получение высшего образования. Исключение составляла Швейцария, куда и направлялись российские женщины, желавшие получить высшее образование.
Примечательно, что, когда двери швейцарских университетов открылись для женщин, первая из поступивших и окончивших курс швейцарского университета (в Цюрихе) была уроженкой России. В 1872 г. в том же Цюрихском университете числилось 63 студентки, из них 54 — русские.
Видимо, опасаясь дальнейшего развития этого процесса, царское правительство в мае 1873 г. отдало распоряжение о незамедлительном возвращении в Россию под угрозой преследования всех женщин, обучающихся за границей.
Правительство создало специальную комиссию, которая вынуждена была признать необходимость учреждения в России высших учебных заведений для женщин.
Такие курсы появились в Петербурге. На них принимали выпускниц женских гимназий и других женских средних учебных заведений, дающих право на звание домашней учительницы. Окончание курсов не давало никаких прав. Возглавлял их К. И. Бестужев-Рюмин , почему они и назывались Бестужевскими. Преподавали на курсах лучшие профессора Петербургского университета. Многие из них читали лекции бесплатно, другие жертвовали значительные суммы из своего гонорара, ничего не получая ни за экзамены, ни за практические занятия. Помещение для курсов было предоставлено бесплатно. Срок обучения составлял 4 года.
С 1886 по 1889 г. приема на курсы не было иод тем предлогом, что Министерство просвещения рассматривает вопрос о женском образовании в целом. К лету 1889 г. на них не осталось ни одной курсистки, вновь начались хлопоты, и осенью были приняты 144 слушательницы. Таким образом, курсы открылись, но со значительно урезанной программой.
Все эти факты свидетельствуют о том трудном пути, которым шло становление высшего женского образования. И если оно развивалось, то не благодаря, а во многом вопреки официальному курсу просветительной политики.
Становление женского высшего образования в России происходило в основном на «вольных» началах.
Начало медицинскому образованию женщин в России, правда, узкоспециальному, положено было инструкцией медицинской канцелярии еще в 1757 г., докторам и акушерам предписывалось читать «целый коллегиум» о «бабичьем деле бабкам и ученицам их». При этом имелась в виду главным образом специальная цель: подготовить опытных акушерок. Первые ученицы этого нового учреждения были назначены присяжными бабками в Москву и Санкт-Петербург для судебных освидетельствований женщин по требованию присутственных мест. Таким образом, с первого же года появления у нас образованных повивальных бабок они были призваны не только к практической, но и к общественной деятельности по врачебной части.
В 1897 г. в Петербурге открылся Медицинский женский институт. Первоначально его задачей было «доставлять лицам женского пола медицинское образование, преимущественно приспособленное к лечению женских и детских болезней и к акушерской деятельности».
Курс учения был рассчитан на 5 лет. Выпускницы получали профессиональное звание «женщина-врач» с правом врачебной практики и занятия разных врачебных должностей, но без прав государственной службы.
Позже было утверждено новое положение о Медицинском женском институте. По программам преподавания он приравнивался к медицинским факультетам университетов, поскольку стал готовить не только специалистов по женским и детским болезням, но и врачей широкого профиля. Слушательницы получали, как и выпускники университетов, звание лекаря «со всеми предоставленными сим званием правами на медицинскую деятельность и службу, кроме прав по чинопроизводству».
В развитии высшей женской школы можно выделить три этапа.
I этап. Начало ему было положено открытием в 1872 г. Московских высших женских курсов университетского типа профессора В. И. Герье. Затем открылись аналогичные женские курсы в Казани (1876), Петербурге и Киеве (1878). В 1886 г. в условиях политической реакции они закрылись.
II этап начался возобновлением в 1889 г. приема слушательниц на Петербургские высшие женские курсы, а затем и воссозданием Московских высших женских курсов под «обязательным контролем Министерства народного просвещения».
III этап характеризуется быстрым ростом числа общественных и частных женских учебных заведений университетского типа. Это были общественные учебные заведения , созданные в значительной степени но инициативе профессуры. Курсы, программы которых ведомством просвещения признавались равными университетским, получали статус высших учебных заведений , а их выпускницы допускались к экзаменам в государственных испытательных комиссиях «для лиц мужского пола».
К разряду «университетских» были отнесены все перечисленные высшие женские курсы. Такой же статус получили и некоторые частные высшие женские курсы.
Самыми многолюдными по числу слушательниц отделениями высших женских курсов были историко-филологические и физико-математические. Выпускницам разрешалось преподавать в женских гимназиях и в младших классах мужских. В традиционно университетскую структуру отделений некоторых из курсов вводились новые профессиональные специализации. Остановимся на характеристике МВЖК.
Московские высшие женские курсы (1872—1918). Еще в 1869 г. в Москве группа женщин выступила с инициативой об открытии высшего женского учебного заведения. Часть профессоров сочувственно отнеслись к этой инициативе. К их числу принадлежал известный историк, профессор университета Владимир Иванович Герье (1837—1919).
1 ноября 1872 г. в здании Первой мужской гимназии на Волхонке состоялось торжественное открытие курсов. Об энтузиазме, с которым было встречено это событие, свидетельствует тот факт, что на открытии с речами выступили ректор Московского университета профессор С. М. Соловьев, учредитель курсов профессор В. И. Герье и др.
Министр просвещения Д. А. Толстой, объясняя причины открытия высших женских курсов, писал: «Высшие женские курсы. прямо отвечают видам правительства, потому что могут служить к предотвращению прискорбных явлений — отбытия русских женщин за границу для такого обучения, причем они нс могут нс возвращаться обратно, иначе как с идеями и направлениями, не соответствующими строю нашей жизни».
С первых лет работы МВЖК завоевали в России большой авторитет. Сюда стремились поступить учиться девушки из различных городов, однако этому мешало отсутствие общежития. Кроме того, с курсисток взималась относительно большая плата за обучение (50 руб. в год), что делало невозможным поступление на них многих девушек даже из средних слоев общества. Среди постоянных слушательниц было около 50% приезжих.
Социальный состав первых курсисток был весьма разнородным, но он отражал общее тогда положение — высшее образование оставалось привилегией высших классов. Так, по данным па 1885/86 учебный год, из 227 курсисток 128 были дворянского происхождения, 15 — духовного, 34 — купеческого, 28 — дочери мещан, 21 —дочери чиновников и 1 — дочь крестьянина.
Слушательницы МВЖК делились на постоянных (т.е. тех, кто посещал все обязательные предметы, писал сочинения, держал выпускной экзамен) и вольных. На лекции собиралась такая масса народу, что не хватало стульев, слушали стоя. К занятиям слушательницы относились серьезно, профессора всегда находили на курсах благодарную аудиторию.
Новый университетский Устав 1884 г. уничтожил автономию университетов. Студенческие организации были запрещены. Для студентов была введена форма, что облегчило наблюдение за ними. С 1887 г. для поступления в высшее учебное заведение стали требовать положительный отзыв «об образе мыслей», а для поступления на Высшие женские курсы — свидетельство полиции о благонадежности и согласие родителей. Плата за обучение в университетах была повышена в 5 раз.
В 1886 г. был прекращен прием на первый курс МВЖК, а также на женские курсы в Петербурге, Киеве и других городах. Фактически это означало запрещение всех высших женских курсов.
В 1898 г. возобновилась работа Московских высших женских курсов.
Так завершился процесс развития МВЖК из частного учебного заведения в полу государственное — на их работу государство выделило небольшие средства, п МВЖК превратились в одно из крупнейших учебных заведений России по подготовке преподавательских кадров для средней школы.
В 1900 г. Министерство народного просвещения утвердило контингент приема слушательниц в 150 человек для отделений курсов — историко-филологического и физико-математического, но наплыв желающих оказался настолько велик, что план первого приема пришлось нарушить: 1 сентября зачислили 250 слушательниц, а затем число курсисток возросло до 276. 15 сентября 1900 г. на МВЖК возобновились занятия,
Появился третий факультет — медицинский.
Социальный состав курсисток (из отчета Высших женских курсов в Москве за 1902/03 учебный год) 1.