Особенности медико-социальной экспертизы онкологических больных.
А.Г. Захарьян, д-р мед. наук, заместитель руководителя по экспертной работе ФГУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Новосибирской области» заведующий кафедрой клинической и медико-социальной экспертизы ГОУВПО «Новосибирский государственный медицинский университет»
Злокачественные новообразования составляют один из наиболее актуальных разделов современной медицины. Ежегодно более 120 тыс. чел. признаются инвалидами вследствие онкологических заболеваний. В структуре смертности от этого класса заболеваний около 30% — лица трудоспособного возраста.
В структуре первичной инвалидности злокачественные новообразования занимают 2-е место после болезней системы кровообращения (16-20% от общего числа впервые признанных инвалидами). Поражается преимущественно население в активном трудоспособном возрасте, до 90-95% больных при первичном освидетельствовании признаются инвалидами I-II групп.
У мужчин основным инвалидизирующим заболеванием является рак легкого (27,8%), на втором месте — рак желудка (11,3%), на третьем — рак прямой и ободочной кишки (11,0%), на четвертом — рак гортани (7,3%). У женщин ведущим инвалидизирующим заболеванием является рак молочной железы (39,5%) и женских половых органов (26,3%). Рак прямой и ободочной кишки занимает в структуре первичной инвалидности женщин 9,2%.
Клинический и трудовой прогноз в онкологии.
При осуществлении медико-социальной экспертизы (далее — МСЭ) онкологического больного прежде всего необходимо составить его клинический прогноз , который может быть благоприятным (возможность клинического излечения, стабилизации или улучшения состояния здоровья, уменьшения степени нарушений функций организма, приводящих к ограничению жизнедеятельности), неблагоприятным (невозможность стабилизации состояния здоровья, остановки прогрессирования патологического процесса и уменьшения степени нарушений функций организма, приводящих к ограничению жизнедеятельности) сомнительным (неопределенным).
Наличие неблагоприятного или сомнительного (с тенденцией к неблагоприятному) клинического прогноза даже на фоне временно сохранных функций организма и состояния жизнедеятельности может явиться основанием для определения инвалидности.
Критериями клинико-трудового прогноза являются факторы, характеризующие биологические свойства опухоли, факторы, связанные с лечением, профессиональные и биологические факторы. Рассмотрим их подробнее.
Факторы, характеризующие биологические свойства опухоли : гистологическое строение и анатомическая форма роста опухоли, величина опухоли, ее протяженность по длиннику и окружности органа, степень прорастания стенки или капсулы органа, врастание в соседние органы и ткани, состояние регионарных лимфатических коллекторов, наличие и локализация отдаленных метастазов, локализация злокачественного новообразования в органе и организме.
В основе международной классификации рака лежит система TNM, которая впервые была разработана во Франции Р. Denoix в период с 1943 по 1952 г. Классификация основана на оценке распространенности первичной опухоли (Т), поражения регионарных лимфатических узлов (N) и наличия отдаленных метастазов (М) с различным сочетанием этих основных символов — TNM. На настоящий момент действует 6-е издание данной классификации, основанное на МКБ-10 (см.: «TNM-классификация злокачественных опухолей» 6-е издание, перевод и ред. проф. Н.И. Блинова. — «Эскулап» 2003).
Для каждой локализации рака предусмотрено две классификации TNM — клиническая (определяется до лечения) и патологоанатомическая (рTNM) — определяется после проведения оперативного вмешательства и исследования операционного материала.
Клиническая классификация TNM.
Т (tumor) — первичная опухоль ТО — нет проявления первичной опухоли или первичная опухоль не определяется; Тis — преинвазивная карцинома (carcinoma in citu); Т1-4 — отражает нарастание размера и/или местного распространения первичной опухоли (применяется в случаях необходимости большая детализация, например Т1а, Т1b); Тх — оценить размеры и местное распространение первичной опухоли не представляется возможным.
N (nodi lymphatici) — регионарные лимфатические узлы N0 — признаков регионарного метастазирования нет; N1-3 — отражает различную степень поражения метастазами регионарных лимфатических узлов (применяется в случаях необходимости большая детализация, например N2а, N2b); Nх — недостаточно данных для оценки регионарных ЛУ.
М (metastasis) — отдаленные метастазы МО — нет признаков отдаленных метастазов; М1 — имеются отдаленные метастазы (применяется в случаях необходимости большая детализация, например, в градациях М1а, М1b, М1с); Мх — недостаточно данных для определения отдаленных метастазов.
Категория М1 и рМ1 могут быть дополнены в зависимости от локализации метастазов соответствующими 11 символами: Рul — легкие; НЕР- печень; OSS — кости; РLЕ — плевра; РЕR -брюшина; SKI- кожа; МАR — костный мозг; ВRА — головной мозг; LYМ — лимфатические узлы; АDR — надпочечники; ОТН — другие.
Классификация TNM до операционного лечения рассматривается как претерапевтическая клиническая классификация (сTNM).
Патологоанатомическая классификация рTNM.
В патологоанатомической классификации используется добавочный символ «р» (рТММ), который указывает на постхирургическую (послеоперационную патогистологическую) классификацию, то есть описание опухоли в послеоперационный период. Перед каждой большой буквой ставится малая латинская «р» (рТ, рN, рМ), которая характеризует прорастание или глубину инвазии в стенку органа, что определяется после операции или биопсии, и по степени прорастания «р» также делится на 1-4.
G (Grading) — гистологический грейдинг или степень злокачественности — деление ряда опухолей (например, мягких тканей, предстательной железы, желудочно-кишечного тракта, легкого, молочной железы, яичников, костей и др.) по степени клеточной дифференцировки: Gх — степень дифференцировки не может быть установлена; G1 — высокая степень дифференцировки, или хорошо дифференцируемая опухоль; G2 — средняя степень дифференцировки; G3 — низкая степень дифференцировки, или плоходифференцируемая опухоль; G4 — недифференцированные опухоли.
Дополнительные символы классификации TNM, рTNM: y — классификация после первичного лечения: символ «y» выставляется, если радикальная операция не была первичным этапом лечения, и указывает на проведенное ранее (до стадирования) специфическое консервативное лечение. Перед обозначением рTNM или TNM вставляют символ «y», например, yрТ2, yрN2, yрМО (случаи требуется описывать отдельно). Символ «y» не отражает распространенность опухоли; r — используется при классификации рецидивов опухоли, например, rТ3N0МО; а — указывает, что классификация впервые определена при аутопсии; m — обозначает множественные первичные опухоли. При локализации множественных синхронных опухолей в одном органе классификация идет по наивысшей Т категории; при возникновении синхронных билатеральных опухолей парных органов каждая опухоль классифицируется отдельно; при опухолях щитовидной железы, печени и яичника множественность является критерием Т категории.
Необязательные символы классификации (С, R):
С-фактор («уровень надежности» «уточняющий фактор») — несет дополнительную информацию о степени надежности классификации и обозначает методы исследования, на основании которых поставлен диагноз: С1 — данные стандартных диагностических методов (клиническое или рентгенологическое или эндоскопическое исследование); С2 — применялись специальные диагностические методы (рентгенологическое исследование в специальных проекциях, томография, компьютерная томография, УЗИ, сцинтиграфия, маммография, магнитный резонанс, эндоскопия, ангиография, биопсия, цитологическое исследование); СЗ — данные только пробного хирургического вмешательства, включая биопсию и цитологическое исследование; С4 — данные, полученные после радикальной операции и исследования операционного препарата; С5 — данные получены при аутопсии. Символ «С» используется факультативно и ставится последним, например, ТЗ С2 N2 С1 МО С2.
R — наличие или отсутствие резидуальной (т. е. остаточной, оставленной) опухоли после лечения: RО — резидуальная опухоль отсутствует; R1 — резидуальная опухоль определяется микроскопически; R2 — резидуальная опухоль определяется макроскопически; Rх — недостаточно данных для определения резидуальной опухоли.
Помимо адаптированной для онкологов вышеприведенной Международной классификации онкологических болезней МКБ-О (ICD-О) по системе ТММ, действуют Международная гистологическая классификация опухолей (содержит 25 томов, т.н. «синие книги»). Степень злокачественности опухолей оценивается следующим образом: О — доброкачественное новообразование; 1 — новообразование, которое не отнесено ни к доброкачественным, ни к злокачественным (пограничной злокачественности); 2 — карцинома «in situ»; 3 — злокачественное новообразование; 6 — метастатическое злокачественное новообразование (вторичная опухоль); 9 — злокачественное новообразование неустановленного характера (первичное или метастатическое).
Стадию опухоли устанавливают до начала лечения и окончательно определяют после гистологии удаленной опухоли и лимфатических узлов, затем стадия злокачественных образований не меняется на протяжении всего пути больного.
Факторы, связанные с лечением , — объем и метод проведенного лечения.
В настоящее время существует три метода лечения опухолей. Основным является хирургический, который в зависимости от степени распространенности опухолевого процесса может быть радикальным, паллиативным или симптоматическим.
Под радикальной понимается операция, при которой единым блоком удаляется вся первичная опухоль вместе с пораженным органом или его частью и зоной наиболее вероятного регионарного метастазирования. Радикальная операция может быть типовой, расширенной (сопровождается дополнительным удалением лимфатических коллекторов II-IV этапов метастазирования) и комбинированной (полное удаление или резекция двух и более пораженных смежных органов и регионарного лимфатического аппарата).
При паллиативной операции производится удаление первичной опухоли в объеме типового радикального вмешательства при наличии одиночных неудаляемых отдаленных метастазов.
Симптоматической называется операция, при которой производится устранение нарушений жизненно важных функций органа, обусловленных pаспространением опухолевого процесса (стеноз желудка, пищевода, острая кишечная непроходимость, желудочное или кишечное кровотечение и т. д.).
Вторым методом лечения является лучевая терапия — лечение ионизирующим излучением, осуществляемое с помощью специальных аппаратов, в которых используется радиоактивный источник.
Третий метод лечения — химиотерапия, это основной тип медикаментозного лечения рака. Существует ряд других методов лечения, которые, строго говоря, также являются химиотерапевтическими, например гормональная терапия и иммунотерапия, но термин «химиотерапия» специфически означает лечение цитотоксическими средствами, тормозящими процесс деления раковых клеток.
Хирургический, лучевой и лекарственный методы в онкологии используются как самостоятельно, так и в комбинациях.
Под комбинированным лечением следует понимать такой вид специального противоопухолевого лечения, при котором используются два или более различных метода, имеющих одинаковую направленность (примером может служить сочетание хирургического и лучевого методов, имеющих местно-регионарное применение).
Комплексное лечение включает в себя воздействие как местно-регионарного, так и общего (системного) типа. В качестве примера может служить дополнение оперативного вмешательства системной химиотерапией.
При сочетанном лечении применяются различные способы использования одного метода, например сочетание наружного и внутритканевого облучения.
Профессиональные и биологические факторы — возраст, пол больного, наличие сопутствующей патологии, образование, профессия, место проживания и т. д.
Многие авторы отмечают, что профессия больного, пол, возраст, семейно-бытовые условия должны приниматься во внимание при вынесении экспертного решения так же, как и онкологические факторы, такие как стадия заболевания, локализация опухоли и т. п.
Профессиональные факторы (профессия, специальность, производственные условия) имеют существенное значение при определении вероятности и возможности возобновления онкологическим больным своей трудовой деятельности.
В зависимости от локализации опухоли, ее гистологического строения и объема проведенного противоопухолевого лечения могут быть и другие противопоказанные факторы.
Одним из основных вопросов, стоящих перед МСЭ при освидетельствовании онкологического больного как в случае первичной опухоли, так и при рецидиве злокачественного новообразования, является вопрос о влиянии трудовой деятельности на клинический прогноз больного.
В современной литературе до настоящего времени отсутствует единое мнение относительно влияния трудовой деятельности на выживаемость больного со злокачественным новообразованием и наиболее оптимальных сроков возвращения к труду. При этом отмечается, что ряд больных (до 41%) возобновляют свою работу в обычных производственных условиях и продолжают работать, хотя в бюро МСЭ они признаются инвалидами I-II групп.
Влияние труда на частоту и сроки возникновения рецидива опухоли нами было изучено на основании сравнения клинического прогноза 160 пациентов, возобновивших после окончания лечения первичной опухоли свою трудовую деятельность, с прогнозом 268 больных, не работавших после окончания первичного противоопухолевого лечения. За основу взяты результаты освидетельствований в онкологическом бюро МСЭ г. Новосибирска. Проведенное исследование показало, что адекватная состоянию больного трудовая деятельность, в т. ч. и в течение первого года после окончания лечения, не вызывала раннего развития рецидива заболевания ни по одному из анализируемых критериев по сравнению с неработавшими больными.
Реабилитация в онкологии.
Злокачественные новообразования занимают одно из ведущих мест в заболеваемости и инвалидизации населения. Тяжелые анатомо-функциональные нарушения, связанные с радикальным лечением, носящим в настоящее время, как правило, комбинированный и комплексный характер, вероятность рецидивирования опухоли, необходимость проведения повторных курсов лечения затрудняют восстановление трудоспособности и накладывают определенный отпечаток на психику больного, его положение в обществе и отношения в семье.
Конкретное содержание программы медицинской реабилитации онкологического больного зависит от локализации первичной опухоли, вида проводимого противоопухолевого лечения и объема оперативного вмешательства. Необходимо определить методику восстановительного лечения, место ее проведения (стационар общего или специализированного профиля, амбулаторно-поликлиническое учреждение или санаторий), наиболее оптимальные сроки проведения и критерии оценки эффективности.
Всем больным, прошедшим лечение по поводу злокачественного новообразования, независимо от сроков проведенного лечения противопоказаны: все виды грязе-, торфо-, озокерите- и парафинотерапии; внутреннее и наружное применение радоновой, сероводородной, мышьяковистой, азотной воды; гелиотерапия, ультрафиолетовая терапия; горячие, контрастные и вибрационные ванны, раздражающие лекарственные ванны; высокочастотная электротерапия.
Физиотерапевтическое воздействие разрешается больным после радикального лечения злокачественного новообразования при отсутствии признаков рецидива и метастазов опухоли исключительно в виде местных нетепловых воздействий вне зоны расположения излеченного опухолевого очага курсом не более 10-12 процедур. Онкологическим больным разрешается: УФО (высшая доза 3 эритемные единицы) одним полем не более 300 см 2 , при лечении рожистого воспаления после мастэктомии могут быть использованы гиперэритемные дозы УФО; ДДТ и синусоидально моделированные токи по общим методикам; электростимуляция мышц, нервов, кишечника, мочевого пузыря; электросон; УЗ и электрофорез (при мощности не более 1,5 Вт/см 2 и экспозиции не более 10 мин); аэрозольные и электроаэрозольные ингаляции (кроме радиоактивных веществ); гальванизация и электрофорез; ванны и души индифферентной температуры; местное применение минеральных вод (кроме радиоактивных): питьевое, орошение, промывание, ингаляции и т. п.; лечебный массаж вне зоны излеченной опухоли, ЛФК.
Учитывая, что больным после проведенного радикального лечения злокачественной опухоли, особенно в течение первого года, противопоказана резкая смена климата, желательно направление в местные санатории или в другие санатории в осенне-зимний период.
Санаторно-курортному лечению не подлежат больные с подозрением на злокачественную опухоль, находящиеся на лечении по поводу злокачественного новообразования, в случае подозрения на рецидив или метастаз опухоли, а также инкурабельные больные (даже при общем удовлетворительном их состоянии).
Нецелесообразно направление на санаторно-курортное лечение больных с выраженными последствиями проведенного противоопухолевого лечения (лучевые циститы, кольпиты, ректиты, свищи, лучевые язвы кожи и слизистых оболочек, лейкопения ниже 2,5-3,5 Х 10 9 /л, тромбоцитопения ниже 100 000 и т. п.). Это относится и к больным с тяжелыми анатомо-функциональными нарушениями после хирургического лечения (кишечные свищи, недержание мочи и кала, незаконченная пластика пищевода, обезображивающие операции в области лица и шеи), не способным обслуживать себя и требующим постороннего ухода, больным с острым и хроническим психозом.
В механизмах компенсации и декомпенсации онкологических больных существенную роль играют психогенные факторы. Рак является одним из немногих заболеваний, когда пациент чувствует свою неспособность влиять на течение и исход болезни. Это означает возможную потерю психологического и социального контроля. Злокачественные новообразования могут вызывать психологическую дезадаптацию больного, переоценку личностных ценностей,»уход в болезнь» и депрессию. Диагноз или подозрение на опухолевое заболевание продуцирует у больного страх смерти, ощущение неопределенности будущего, страх перед болью, анатомо-функцио-нальными нарушениями, потерей семьи и работы, изоляцией от других людей и т. п. Исследования показывают, что у женщин в этом периоде чаще наблюдается психопатоподобное поведение с привычными эксплозивными реакциями с истерическим компонентом, у мужчин — астеноипохондрический синдром с уходом в болезнь и изменением круга прежних интересов. Поэтому психологическая реабилитация должна начинаться с первого контакта больного с врачом и продолжаться на протяжении всего реабилитационного периода.
При разработке программы реабилитации больного, прошедшего радикальное лечение по поводу злокачественного новообразования, необходимо оценить трудовой прогноз. В ряде случаев он может не совпадать с клиническим прогнозом. Это объясняется следующими обстоятельствами: выполнение обширных оперативных вмешательств часто приводит к выраженным анатомо-функциональным нарушениям, существенно ограничивающим круг доступных работ; необходимость проведения дополнительных курсов химиотерапевтического, лучевого и др. противоопухолевого воздействия значительно удлиняет сроки нетрудоспособности и затрудняет трудоустройство; наличие выраженных последствий проведенного противоопухолевого лечения при относительно благоприятном клиническом прогнозе делает недоступным труд в обычных производственных условиях; предпенсионный возраст пациента делает сомнительной возможность профессиональной реабилитации даже при благоприятном клиническом прогнозе.
Рациональное трудоустройство онкологического больного является одним из основных аспектов профессиональной реабилитации. Работа в показанных условиях труда является стимулирующим средством, логическим завершением реабилитационной программы, облегчает социальную адаптацию больного и не ухудшает его клинический прогноз. В программе профессиональной реабилитации необходимо определить соответствие общего состояния больного требованиям производственного процесса и выявить абсолютные и относительные противопоказания (медицинские и технические) в основной профессии.
Необходимо отметить, что значительная часть больных сохраняет свою трудоспособность (полностью или частично) в перерывах между курсами лечения и это обстоятельство необходимо учитывать при составлении программы профессиональной реабилитации онкологического больного (с учетом его трудовой направленности).
В подавляющем большинстве случаев (84,4 ± 2,9%) пациенты трудоустраиваются в течение первых трех лет после окончания лечения. С увеличением сроков наблюдения возможности трудовой реабилитации становятся сомнительными.
Программа социальной реабилитации предусматривает активное воздействие на личность онкологического больного, восстановление его социального статуса в обществе и семье. Социально-бытовая реабилитация больного включает в себя интенсивную психопрофилактическую работу с его родственниками, поскольку семья больного со злокачественным новообразованием страдает не меньше, чем сам больной. Супружеская поддержка и помощь со стороны членов семьи являются одним из основных факторов успешной адаптации онкологического больного. При благоприятной психологической обстановке в семье у больного, как правило, формируется позитивная мотивация к восстановлению своего социального статуса, возвращению к труду. В противном случае у онкологического больного развивается выраженное потребительское отношение, происходит переоценка личностных ценностей и уход в болезнь.
В досуговой деятельности больного должны удовлетворяться его потребности в отдыхе, развлечении и саморазвитии. Как правило, после проведенного противоопухолевого лечения объем досуга уменьшается за счет исключения активных форм деятельности. Поэтому образовавшийся вакуум должен быть заполнен другими видами деятельности интеллектуального характера.
Таким образом, процесс реабилитации онкологического больного не должен ограничиваться проведением реконструктивных операций, протезированием, лечебной физкультурой и медикаментозной терапией. Это должен быть комплекс различных мероприятий, направленных на восстановление духовного мира больного и его связей с социальным окружением.
Определение групп инвалидности в онкологии.
При первичном освидетельствовании в бюро МСЭ больного, прошедшего радикальное лечение по поводу злокачественного новообразования, на первый план при вынесении экспертного решения выходят онкологические критерии прогноза и степень радикальности проведенного лечения. При последующих переосвидетельствованиях основным при вынесении экспертного решения является наличие и степень тяжести последствий проведенного лечения, роль онкологических факторов существенно снижается.
Срок временной нетрудоспособности в 10-12 месяцев является в большинстве случаев достаточным для завершения специального противоопухолевого лечения и формирования механизмов компенсации нарушенных или утраченных в результате этого лечения функций организма. В дальнейшем больной может вернуться на прежнее место работы в непротивопоказанные условия производства, возобновив трудовую деятельность в полном или сокращенном объеме (после установления III группы инвалидности) без вреда для своего здоровья. Если у больного имеются выраженные последствия проведенного лечения, вопросы МСЭ решаются на общем основании. Сомнительный клинический прогноз больного не может служить основанием для запрета на трудовую деятельность при его высокой трудовой направленности и отсутствии противопоказанных факторов в труде.
Основными критериями, влияющими на возможность трудоустройства, являются характер трудовой деятельности и место проживания больного. Факторы прогноза, характеризующие биологические свойства опухоли (гистологическое строение, степень дифференцировки, тип рецидива и т. п.), в значительной мере оказывают влияние на численность группы больных, условно перспективных в отношении трудовой реабилитации, и в меньшей степени — на частоту и сроки возобновления трудовой деятельности пациента.
При наличии сомнительного клинического прогноза (III стадия заболевания, низкая степень дифференцировки и инфильтративный тип роста опухоли) у больного с отрицательной трудовой направленностью возникает необходимость в установлении II группы инвалидности. Сроки установления II группы инвалидности в этом случае не должны превышать 2-3 лет, поскольку в это время реализуется абсолютное большинство всех рецидивов и метастазов опухоли (77,8 ± 2%) и в эти же сроки наиболее эффективна профессиональная реабилитация пациента (возобновляют свою работу 84,4 ± 2,9% всех трудоустроившихся больных).
Наличие у больного осложнений в виде свищей (каловых, мочевых), порождающих нечистоплотность, канюленосительство после экстирпации гортани, а также тяжелые косметические дефекты после операций в области головы и шеи препятствуют в ряде случаев трудоустройству в обычных производственных условиях, что диктует необходимость установления II группы инвалидности (с рекомендацией труда в специально созданных условиях или на дому).
После выявления рецидива опухоли и проведения повторного радикального лечения у неработавших больных или при отрицательной установке на труд целесообразно установление II группы инвалидности. Неблагоприятными для клинико-трудового прогноза факторами являются: сочетание локо-регионарного рецидива опухоли с отдаленными метастазами, отдаленные метастазы без локо-регионарного рецидива, сочетание местного рецидива опухоли с метастазами в регионарных лимфатических узлах, низкая степень дифференцировки опухоли, предпенсионный и пенсионный возраст больного, а также проживание в сельской местности.
Определение II группы инвалидности целесообразно при необходимости переквалификации больного (с последующим установлением III группы инвалидности) из-за наличия в основной профессии абсолютно противопоказанных факторов.
Сроки установления II группы инвалидности не должны превышать 2-4 лет (в зависимости от типа выявленного рецидива) от момента радикального лечения последнего зарегистрированного рецидива опухоли. Перевод больного на III группу инвалидности за 2-3 года до достижения им пенсионного возраста нецелесообразен.
При положительной установке на труд, отсутствии противопоказанных факторов в труде, радикальности проведенного противоопухолевого лечения и отсутствии выраженных осложнений и последствий возможно долечивание больного по временной нетрудоспособности с последующим возвращением к прежней работе в полном или сокращенном объеме (после установления III группы инвалидности).
К прогностически благоприятным факторам в данном случае относятся: местный рецидив или одиночный регионарный метастаз высокодифференцированного рака, средний возраст больного и проживание в городской местности.
В том случае, если после выявления рецидива опухоли повторное лечение носит симптоматический или паллиативный характер, возникает необходимость в установлении I или II группы инвалидности.
Таким образом, квалифицированное и научно обоснованное решение медико-социальной экспертизы невозможно без определения клинического и трудового прогноза больного с учетом его трудовой направленности в каждом конкретном случае. Наибольшие усилия всех государственных и негосударственных служб, осуществляющих реабилитацию онкологического больного, как в случае первичной постановки диагноза злокачественного новообразования, так и при возникновении рецидива опухоли, должны быть приложены в течение первых трех лет, поскольку именно в эти сроки все реабилитационные мероприятия являются наиболее эффективными.