А.Л. АРЕФЬЕВ, М.А. АРЕФЬЕВ.
ОБ ИНЖЕНЕРНО-ТЕХНИЧЕСКОМ.
ОБРАЗОВАНИИ В РОССИИ.
100 лет назад по уровню развития инженерно-технического образования Россия входила в пятёрку ведущих стран мира. Это было обусловлено.
быстрым развитием российской экономики: по темпам промышленного.
роста (9% в 1913 году) страна занимала первое место в мире. Одновременно Россия, насчитывавшая 182,6 млн. жителей (вместе с Польшей и Финляндией) лидировала и по численности населения и темпам его прироста (1,65% или 3 млн. чел. в год) среди цивилизованных стран (население США составляло 93,4 млн. чел., Германии – 65,1 млн. чел., Японии – 51,6 млн.
чел., Австро-Венгрии – 51,3 млн. чел., Англии, без учёта колоний – 45,3 млн.
чел., Франции без колоний – 39,3 млн. чел., Италии – 34,7 млн. чел.)1. Многие отечественные предприятия, особенно оборонной отрасли, судостроения и др. испытывали большую потребность в высококвалифицированных инженерно-технических кадрах. Поэтому профессия инженера была очень престижной, высокооплачиваемой и имела высокий социальный статус.
Наибольшими привилегиями и отличиями пользовались горные инженеры, инженеры путей сообщения, лесного и межевого дела, а также инженерысвязисты, служившие в телеграфном ведомстве: они носили свою форму, имели военные чины и объединялись в специализированные корпуса, хотя формально и не являлись военнослужащими. Инженеры руководящего звена имели генеральский статус. Это привлекало к освоению инженернотехнических профессий дворянскую молодежь, а для юношей из низших слоёв инженерно-техническое образование выполняло роль социального лифта.
Интересны данные о происхождении выпускников ряда технических учебных заведений России (по Петроградскому, Харьковскому, Томскому техническим институтам, Московскому техническому училищу и Рижскому политехникуму) за 1990-1913 годы: 26% были из потомственных дворян, 23% — из личных дворян и обер-офицеров, 4,8% — из почётных граждан, 6,4% — из купцов, 21,6% — из мещан и цеховиков, 4,8% — из крестьян и каСтатистический ежегодник России. 1915 год (год двенадцатый). Петроград: Центральный статистический комитет МВД, 1916, стр. 58.
заков, 4,7% — из семей врачей, юристов, художников, учителей, 0,8% — из иностранцев2.
В 1913/1914 учебном году в стране насчитывалось 15 государственных инженерно-промышленных вузов (в основном в Петербурге, Москве, Киеве и Харькове), в которых обучалось 23,5 тысячи студентов (см. табл. 1).
К инженерно-техническому профилю можно также отнести и студентов земледельческих вузов, готовивших агрономов, лесоводов и межевых инженеров, а также учащихся военных и военно-морских училищ, выпускавших специалистов военно-технического профиля. Таким образом, доля студентов государственных вузов, обучавшихся по инженернотехническим специальностям, составляла в совокупности около 40%
Помимо государственных, существовали и 54 негосударственных (общественных и частных) вуза, в них обучались в общей сложности 52,2 тысячи студентов, в основном по гуманитарному, педагогическому, торговому и медицинскому профилю. Получавших инженерно-техническое образование было немного (примерно 2 тысячи человек в двух частных инженернопромышленных институтах и на высших технических курсах). Кроме того, ещё 2,3 тысячи студентов обучались в 4-х общественных земледельческих и сельскохозяйственных институтах. Поэтому в негосударственном секторе высшего образования доля студентов, специализировавшихся по инженерРоссия 1913 год. Статистико-документальный справочник – www.gumer.info/bibliotek. /index.php 3 Составлено по: Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник (архивные данные историка А.Е.
но-техническому профилю, составляла лишь 3,8%, а в совокупности со студентами сельскохозяйственного профиля обучения – 8,2%.
Особенностью инженерно-технического образования в дореволюционной России являлось отсутствие государственных вузов инженернотехнического профиля для женщин. Практически все государственные вузы были мужскими (исключение составляли лишь один медицинский и один педагогический институты). Согласно статистическим данным, в 1913/1914 учебном году в государственных вузах технического профиля насчитывалось только 40 студенток (в основном в Киевском политехническом институте и в Гельсингфорском политехникуме, Финляндия)4.
На рубеже ХIХ-ХХ веков царское правительство уделяло особое внимание расширению и повышению качества инженерно-технического образования. Особенно много требовалось высококвалифицированных специалистов для интенсивно работающих и вновь строящихся заводов и фабрик и огромного железнодорожного хозяйства. Об этом свидетельствуют и статистические данные по профилю выпускников государственных инженернопромышленных вузов в 1990-1913 годах: 63,3% из них получили квалификацию инженеров фабрично-заводского производства, 16,0% — инженеров путей сообщения, 9,5% — инженеров строительства и архитектуры, 8,7% горных инженеров, 2,6% — инженеров связи5. Именно в этот период в России появились (сформировались) такие выдающиеся деятели в области техники, естествознания и точных наук и наук о Земле, как Вернадский, Доливо-Добровольский, Иоффе, Красин, Лебедев, Лобачевский, Менделеев, Попов, Сикорский, Тимирязев и многие другие, занимавшиеся и педагогической деятельностью. Преподаватели вузов, в том числе технических, получали очень высокую оплату (профессор – несколько тысяч рублей), что было сопоставимо с зарплатой заместителя министра), они также считались госслужащими высокого ранга. Так, рядовой лектор вуза имел чин 4 См.: Статистический ежегодник России. 1915 год, стр. 119.
5 Подсчитано по: Россия 1913 год. Статистико-документальный справочник.
коллежского асессора (соответствовало в табеле о рангах VIII классу, а следующий, IX класс, наряду с чином титулярного советника, предусматривал и получение личного дворянства). Доцент имел чин надворного советника, что было равнозначно званию подполковника в армии, а профессор мог стать тайным советником, что соответствовало званию генерал-майора (этот чин имели ректоры государственных вузов).
Конкурс в инженерно-промышленные вузы, особенно столичные, такие как Петербургский горный институт, Петербургский институт путей сообщения, Петербургский электротехнический институт, Петербургский лесной институт, Петербургский политехникум и др., составлял 4-5 человек на одно место. Обучение было платным, но стоило в среднем 100 рублей в год (эквивалентно 50 долларам США), в то время как в самих Соединенных Штатах и в Великобритании аналогичное образование стоило в среднем тысячу долларов в год, т.е. в 20 раз больше. Неимущие студенты в России освобождались от платы за обучение и им выдавалась весьма значительная стипендия (отдельные виды стипендий достигали 300 рублей в год).
Под влиянием революции 1917 года и последующей гражданской войны немало высококвалифицированных технических специалистов, а также студентов инженерно- технических вузов эмигрировало за границу.
Например, во Франции уже в 1920 году был организован Союз русских инженеров, а в 1921 году создана Русская политехническая школа для молодых эмигрантов, не успевших завершить инженерное образование в России (в 1931 году она была преобразована в Русский высший политехнический институт). В самой России после крушения царской империи инженерно-техническое образование было реорганизовано и в дальнейшем достаточно успешно адаптировано к потребностям советской плановой экономики, пройдя через ряд реформ. В 1927 году в СССР насчитывалось 26 технических вузов (расположенных в основном в Ленинграде и Москве), в них обучались 46,9 тысячи студентов.
Для восполнения дефицита профессорско-преподавательского состава (многие опытные преподаватели эмигрировали) с 1925 года при вузах стали открываться отделы аспирантур, а на преподавательскую работу в институты технического профиля стали направлять специалистовпроизводственников. Одновременно в целях обучения управленческих кадров для промышленности в Москве в 1927 году была создана Промакадемия (Академия по подготовке высшего командного состава при ВСНХ СССР) и были организованы аналогичные учебные структуры в союзных республиках (в 1935 году на их базе сформировали Институты повышения квалификации хозяйственных работников).
В соответствии с курсом на индустриализацию в стране строились сотни заводов, электростанций, прокладывались железные дороги, линии метро. Именно в 1930-х годах были успешно воздвигнуты такие гигантские объекты как Днепрогэс и Турксиб, созданы металлургические и тракторные заводы в Липецке, Магнитогорске, Новокузнецке, Норильске, Сталинграде, Челябинске, Харькове, появились Уралмаш, Уралвагонзавод, ГАЗ, ЗИС и т.д.6 Одновременно увеличивалось и число специалистов с высшим (в том числе инженерно-техническим) образованием, занятых в народном хозяйстве (233 тыс. чел. в 1928 году, 909 тыс. чел. в 1940 году). Особенно впечатляющим был рост численности инженерно-технических работников на предприятиях машиностроения и обработки металлов: с 28 тысяч в 192 году до 253 тысяч в 1937 году.7 Расширение выпуска дипломированных инженеров было достигнуто в том числе и за счёт «оптимизации» процесса обучения (из учебных программ стали изыматься непрофильные дисциплины и в ряде вузов технического профиля продолжительность подготовки инженеров была сокращёна до 3-4-х лет). Вместе с тем уже к концу первой пятилетки выяснилось, что качество массово выпускаемых технических специалистов не в полной мере соответствует потребностям быстро расширяющегося и усложняющегося промышленного производства. В этой связи в 1932 году Совет народных комиссаров принял специальное постановление, согласно которому на долю практических занятий и производственной практики должно отводиться не менее 30-40% учебного времени высших и средних специальных учебных заведений технического профиля. Для этого за каждым техническим вузом закреплялось то или иное предприятие, а студентов обязали составлять индивидуальные отчёты о своей производственной практике и эти отчёты получали экзаменационную оценку. В 1935 году сократили номенклатуру вузовских специальностей: с чрезмерно 6 Только в ходе двух первых пятилеток (1929-1932 гг. и 1933-1937 гг.) были построены, восстановлены и введены в действие 6 000 крупных государственных промышленных предприятий.
7 См.: 20 лет Советской власти. Статистический сборник. М.: Центральное управление народнохозяйственного учёта Госплана СССР, 1937, стр. 23.
дробных 950 до 275 (укрупнённых). Была серьёзно пересмотрена учебная литература и в 1936-1937 годах для высших технических учебных заведений разработана большая серия новых учебников и учебных пособий, учитывавших последние достижения науки и техники того периода и способствовавших более тесной увязке теоретических курсов с современной практикой. Стал лучше стимулироваться труд вузовских преподавателей, значительно повысилась их заработная плата и были вновь введены отменённые в 1918 году доплаты за учёные степени и звания, а также увеличено число аспирантов (с одной тысячи человек в 1928/1929 учебном году до 16,8 тысяч – в 1940/1941 году и половина из них специализировалась в области техники). В результате к началу 1940-х годов отечественная система инженерно-технического образования смогла выпускать специалистов, готовых буквально с первого дня после получения вузовского диплома полноценно включаться в производственный процесс.
Более 90% студентов технических вузов получали стипендию, а обучавшиеся в вузах, организованных при заводах (т.н. втузах), имели повышенную (на 15%) стипендию. Размер стипендии был значителен: 400 рублей в год в вузах Москвы, Ленинграда и столицах союзных республик и 300 рублей – в вузах остальных городов СССР (при этом средняя зарплата рабочих и служащих в 1940 году составляла 396 рублей). Причём студенты, обучавшиеся без отрыва от производства (прежде всего при втузах) на выпускном курсе освобождались от работы и вместо зарплаты получали стипендию.
В годы Великой отечественной войны и в послевоенный период подготовка инженерно-технических кадров в высшей школе по объективным причинам сократилась в 2-3 раза (часть вузов оказалась на оккупированной территории, другие были разрушены, примерно 50 вузов были перебазированы в среднеазиатские республики, в Сибирь и на Дальний Восток).
Так, если в 1940 году советская высшая школа выпустила в общей сложности 126,1 тысячи специалистов, в том числе примерно 40 тысяч инженерно-технического профиля, то в 1945 году – всего 54,6 тысячи (в том числе инженеров — менее 20 тысяч).
В 1950 году подготовка инженерно-технических кадров по количественным показателям почти достигла довоенного уровня: выпуск инженеров и других специалистов с высшим техническим образованием в Советском Союзе составил 37 тысяч человек (для сравнения: в США в 1950 году было выпущено 61 тысяча инженеров), а за последующие 10 лет этот показатель увеличился в более чем в 3 раза (в 1960 году выпуск инженеров советскими вузами превысил 120 тысяч человек). В результате к концу 1950х годов СССР по числу инженеров смог достичь уровня США, а в 1960-х годах даже их превзойти (в 1980-х годах это преимущество – прежде всего в количественном, а также в дальнейшем и в качественном отношении, было постепенно утрачено) (см. табл. 2).
С середины 1950-х годов стипендия студентов в СССР была установлена в размере 200 рублей в год (в 1961 году, после деноминации, она равнялась 20 рублям). К началу 1980-х годов базовый размер стипендии в вузе составлял 40 рублей, а для осваивавших остродефицитные технические и иные специальности он был равен 55 рублям (на выпускном курсе стипендия повышалась до 60 рублей). Кроме того, сдававшие сессию без троек получали 25% надбавки, а отличники – надбавку в 50%. Доля студентов, получавших стипендию, составляла около 80%. Следует также отметить, что для повышения престижности инженерных профессий обладатели ряда из них, как и в дореволюционный период, носили особую форму. Речь идёт об ИТР, занятых в угольной, сланцевой и горной промышленности. Причем форменную одежду с особыми эмблемами носили не только руководящий состав, рядовые инженеры и техники отрасли, но также и студенты профильных институтов (факультетов) и техникумов.
Заметно улучшилось материальное положение преподавателей. Если в 1920-е годы заработная плата профессора нередко составляла лишь 50% зарплаты рабочего в промышленности, то в 1950-е годы зарплата преподавателя вуза без степени была в 1,5 раза выше средней заработной платы по стране. Профессора стали пользоваться преимуществами и в получении квартир (обладателям докторских и кандидатских степеней полагались дополнительные квадратные метры), их доходы позволяли им иметь домработницу и ежегодно выезжать для отдыха к морю.
Инженерно-техническое образование неизменно имело тесные связи с отраслевой наукой и производством. Технические вузы были обязаны иметь среди своих преподавателей не менее 5% (в качестве совместителей) сотрудников профильных НИИ и КБ. Доля студентов, обучавшихся по инженерно-техническим профессиям, весь послевоенный период стабильно превышала 40%, а вместе со студентами вузов сельского и лесного хозяйства составляла более 50%. Больше всего инженерно-технических специалистов (и в абсолютных цифрах и в %) училось в 1980/1981 учебном году, после чего началась постепенная тенденция снижения доли студентов инженерно-технического профиля в отечественной высшей школе (см. табл. 3).
Больше всего учащихся-«технарей» было в области машиностроения и приборостроения (553,9 тыс. чел. или 25,0% от общей численности студентов всех инженерно-технических факультетов в 1986/1987 учебном году, составлявшей 2132,8 тыс. чел.), строительства (369,4 тыс. чел. или 17,3%), электронной техники, электроприборостроения и автоматики, включая автоматизацию промышленного производства (355,2 тыс. чел. или 16,7%), транспорта (173,1 тыс. чел. иди 8,1%), радиотехники и связи (149,2 тыс.
чел. или 7,0%) и энергетики (109,2 тыс. чел. или 5,1%).
Ежегодный выпуск инженеров по 22 группам специальностей в абсолютных цифрах с 1960 по 1985 годы увеличился в 2,6 раза (см. табл. 4).
8 Составлено по: Народное хозяйство СССР за 70 лет. Юбилейный статистический ежегодник. М.: Финансы и статистика, 1987, стр. 545.
Обращает на себя внимание, что 1/3 наименований инженерных специальностей была связана с сельским хозяйством. В 1975 году была введена новая специальность «автоматизация сельскохозяйственного производства», выпуск по которой к 1986 году был доведён до 700 человек (для сравнения: по специальности «автоматизация машиностроительного производства» в 1976 году было подготовлено 16,7 тысячи инженеров).
Обучение в СССР было бесплатным, распределение выпускников осуществлялось централизовано (за один семестр до окончания срока учёбы), в соответствии с потребностями различных отраслей экономики (конкретных предприятий и организаций). Молодые специалисты должны были проработать по месту распределения не менее 3-х лет.
По половому признаку 2/3 студентов инженерно-технического профиля, обучавшихся в советских вузах в 1970-1980-х годах, являлись мужчинами, 1/3 – женщинами.
Сформировавшаяся за 70 лет система советского инженерного образования была достаточно эффективной, о чём свидетельствуют общепризнанные достижения СССР в науке и технике, причём по многим позициям (например, в освоении космоса) Советский Союз занял лидирующие в мире позиции. В стране появилось немало уникальных изобретений и оригинальных научно-технических разработок. О высоком коэффициенте изобретательской активности в России убедительно говорят следующие цифры: в 1987 году в СССР было заявлено 83 700 патентов, в то время как в США в том же году – лишь 82 900, в Японии – 62 400, а в Германии и Англии – 28 700 патентов. Иначе говоря, на долю советской науки приходилась четвёртая часть всех изобретений в мире9.
Если сравнивать престиж инженерно-технической профессии в царской России и в советский период, то он снизился, особенно в последнее десятилетие существования СССР. Основная причина – «уравниловка» в заработной плате (курс КПСС на «подтягивание» окладов низкооплачиваемых категорий работников, в том числе колхозников и рабочих, к окладам среднеоплачиваемых работников). Это уменьшало доходы прежде всего высококвалифицированных специалистов. Так, если в 1940 году инженерно-технический работник (ИТР) получал вдвое больше рабочего в промышленности, в 2,4 раза больше – в строительстве, в 2,5 раза больше – в сельском хозяйстве и т.д., то в 1985 году разница в средних окладах инженеров и рабочих в промышленности составляла 10%, в сельском хозяйстве – 28,9%, а в строительстве оклад рабочих даже превышал оклад ИТР на 2,4%.10 Это нивелирование размеров заработной платы не способствовало ускорению научно-технического прогресса, к чему призывали советские руководители. Для сравнения: в дореволюционной период (в 1913 году) среднестатистический оклад инженера на заводе в 10 раз превышал средний заработок малоквалифицированного рабочего и в 2-3 раза – квалифицированного (токаря, слесаря, мастера и т.д.). Очень мало стали получать в 1980-е годы молодые инженеры и конструкторы, только что окончившие учебные заведения и занимавшие низшие инженерно-технические должности. Работа в качестве рядового инженера стала рассматриваться в общественном мнении как аутсайдерская, а характеристика человека: «он простой инженер» являлась синонимом неудачника.
9 Фюлльзак М. Оздоровление или распад? К вопросу о судьбе российской науки (перевод с немецкого) // Россия и современный мир. 2001, №3, стр. 210.
Подсчитано по: Народное хозяйство СССР за 70 лет, стр. 431.
В отличие от инженеров в царской России, характеризовавшихся широкой эрудицией и хорошим знанием европейских языков, советские инженеры, как правило, являлись узкими специалистами, почти не владеющими иностранными языками (в советских вузах учились лишь читать и переводить технические тексты со словарём).
Несмотря на некоторое снижение мотивации советской молодёжи к освоению инженерно-технических профессий, качество профессиональной подготовки по техническому профилю в высшей школе было по-прежнему высоким, а за рубежом диплом инженера советского вуза считался престижным. Об этом убедительно свидетельствуют данные по специальностям, которые иностранные студенты (126,5 тыс. чел. в 1989/1990 учебном году) изучали в советских вузах (см. табл. 5). Кстати, по показателю численности иностранных студентов очной формы обучения советская высшая школа занимала в этот период третье место в мире (после вузов США, где обучалось 419,6 тыс. иностранных студентов, и Франции – 136,9 тыс.).
Огромное значение придавалось производственной практике и стажировкам иностранных студентов, в ходе которых они осваивали советскую технику и оборудование, использовавшиеся у них на родине. В этом учебном цикле в 1980-х годах были задействованы свыше 80 отраслевых министерств и ведомств, более 3,5 тысячи промышленных и сельскохозяйственных предприятий и иных учреждений.
Распад СССР, переход от прежней плановой системы организации хозяйства к т.н. свободному рынку привёл к катастрофическим последствиям для отечественной экономики, науки и образования, что не замедлило сказаться и на подготовке инженерно-технических кадров. Ввиду резкого 11 Подготовка специалистов для зарубежных стран в России: состояние и перспективы развития. Материалы к VI заседанию Межведомственной комиссии по международному партнёрству в области образования Часть I). М., 1999, стр. 30.
Среди дипломированных выпускников 2008 года инженернотехнического профиля доминировали специалисты по архитектуре и строительству и по транспортным средствам (см. табл. 8).
13 Составлено по: Российский статистический ежегодник. М.: Росстат, 2009, стр. 252.
Несмотря на сокращение с 1989 по 2009 годы числа молодых россиян в возрасте до 24-х лет на 10 миллионов человек и уменьшение численности выпускников 11-х классов российских школ и гимназий – потенциальных абитуриентов отечественных вузов почти в 2 раза (с 13,6 млн. чел. в 2005 году до 7,5 млн. чел. в 2010 году), общая численность российских студентов за два последних десятилетия возросла в 2,6 раза. Но этот рост не был обусловлен реальными потребностями национальной экономики. В результате по показателю третичного уровня образования (включая студентов учреждений СПО, аспирантов и докторантов), приходящихся на 10 тысяч населения (630 чел.), Россия опередила все развитые страны мира (при этом по.
14 Составлено по: Российский статистический ежегодник. М.: Росстат, 2009, стр. 252.
числу жителей Россия занимает сегодня лишь 9-е место в мире). Оборотной стороной массовости российского высшего образования стал низкий уровень его подушевого финансирования (в расчёте на одного студента – в несколько раз меньше, чем в большинстве ведущих западных и азиатских стран). Неуклонно усиливающееся технологическое отставание России и сырьевая «однобокость» её экономики закономерно привели к ухудшению качества инженерно-технического образования и снижению степени его соответствия современному научно-техническому прогрессу (при этом в абсолютных показателях ежегодный выпуск дипломированных инженернотехнических специалистов увеличился в России за последние 18 лет на 100 с лишним тысяч человек (с 146,0 тыс. чел. в 1990 г. до 255,3 тыс. — в 2008 г., достигнув, таким образом, уровня 1970 года, когда дипломы советских инженеров получили 257,4 тыс. чел.). Ещё одним достижением постсоветского периода в инженерном образовании стало увеличение доли студенток на инженерно-технических факультетах. Так, если в 1990/1991 учебном году доля девушек, осваивавших различные специальности в области производства и строительства, составляла 37,5%, то в 2004/2005 учебном году.
– уже 45,9%. Аналогичным образом увеличилась за полтора десятилетия и доля женщин на факультетах транспорта и связи: с 33,7% до 40%, а в вузах сельскохозяйственного профиля доля женщин достигла 50%15. Представляется, что основным фактором увеличения «женской прослойки» среди обучающихся по инженерно-техническим профессиям стало снижения уровня реальной заработной платы специалистов технического профиля.
Существовавшая в советский период весьма эффективная система профессиональной ориентации молодежи (в том числе многочисленные школы и кружки научно-технического творчества и т.п.), после 1992 года оказалась в России ненужной и была полностью демонтирована. Этому способствовала деградация большинства отраслей промышленного производства, что резко снизило спрос на инженерно-технические кадры и радикальное изменение ценностных ориентаций российских юношей и девушек: технические профессии и систематический труд на производстве, в НИИ или КБ утратили в их глазах какую-либо привлекательность. Более популярными и распространенными стали профессии банковских работников, менеджеров, предпринимателей, а также работа в качестве чиновника в различных органах управления и контроля (особенно в администрациях различного уровня и в крупных сырьевых компаниях). Это подтверждает и последняя компания приёма в вузы в 2010/2011 году: максимальное число заявок на одно бюджетное место было на специальности «экономика и управление» — 29, а также на гуманитарные науки (15), сферу обслуживания (12), социальные науки (12), информационную безопасность (11) и здравоохранение (10). Среднее число заявок на одно бюджетное ме.
В России обследование PISA 2009 года проводилось в 213 общеобразовательных учреждениях 45 субъектов РФ.
17 См.: Обучение иностранных граждан в высших учебных заведениях Российской Федерации. Статистический сборник. Выпуск 7.М., 2010, стр. 36-37.
Среди инженерно-технических специальностей иностранцы, занимавшиеся на дневных отделениях российских вузов, предпочитали изучать в основном архитектуру и строительство (3 691 чел. в 2008/2009 г.), энергетику, энергетическое машиностроение и электротехнику (2 330 чел.), геологию, разведку и разработку полезных ископаемых (2 116 чел.), металлургию, машиностроение и материалообработку (1 715 чел.). Наименьшими предпочтениями у них пользовались приборостроение и оптотехника (учили 650 чел.), технология продовольственных продуктов и потребительских товаров (646 чел.), морская техника (433 чел.), воспроизводство и переработка лесных ресурсов (272 чел.), геодезия и землеустройство (237 чел.), информационная безопасность (190 чел.). Следует отметить, что высшее инженерно-техническое образование получают сегодня в России в основном выходцы из бывших советских республик, а также ряда стран Азии (Бирмы, Вьетнама, Китая, Монголии).
Если во времена СССР иностранцы изучали инженерно-технические специальности только по очной форме, то в постсоветский период для иностранцев появилась возможность стать в России дипломированными инженерами заочно. В 2008/2009 академическом году заочной формой получения инженерного образования пользовались 7,6 тысячи иностранных граждан (13,1% от общего контингента иностранных студентов-заочников).
Кроме того, ещё 2 тысячи человек (3,6%) осваивали заочно информатику и вычислительную технику. Почти все иностранцы, обучавшиеся в российских вузах по инженерно-техническим специализациям заочно, являлись выходцами из СНГ. Самыми же востребованными заочными специализациями у иностранцев стали экономика и управление (46,2% заочного контингента иностранных учащихся) и право (18,0%).
Дефицита преподавателей инженерно-технического профиля в количественном плане в настоящее время в вузах не ощущается. Речь скорее идёт о нехватке преподавательских кадров высокой квалификации, хорошо знакомых с потребностями современного производства и современными технологиями. В советский период в коллективах преподавателей инженерно-технических кафедр, как правило, имелись те, кто обладал опытом практической работы на производстве, для которого вуз готовил специалистов, и эти преподаватели пользовались большим авторитетом не только среди коллег, но и студентов. В настоящее время обязательности для технических вузов иметь в штате в качестве преподавателей определённый процент сотрудников НИИ, КБ или предприятий, больше нет. Ещё более серьезной проблемой является возраст преподавателей. Более половины из них старше 50 лет, в том числе — те, кому уже исполнилось 60. Молодых преподавателей крайне мало, поэтому не подготовлено полноценной смены. Аспирантура с этим должным образом не справляется (её оканчивают со своевременной защитой диссертации лишь аспирантов инженернотехнического профиля). Основная причина замедленной ротации педагогических кадров — в нежелании пожилых преподавателей уходить в отставку из-за нищенских пенсий, а порой и отсутствия преемников. Администрация вузов нередко сама просит их ещё поработать. Кроме того, карьерному росту молодых преподавателей мешает и реликтовая двухступенчатая система присвоения учёных степеней (кандидатов и докторов наук). Для сравнения можно указать, что в царской России диссертацию (докторскую) писали и защищали лишь один раз, и как правило, в молодом возрасте, а уходившие в отставку преподаватели вузов получали на пенсии до 80% своего прежнего оклада и являлись вполне обеспеченными людьми.
Ухудшение материального положения и возможностей самореализации обусловили эмиграцию из России на рубеже ХХ-ХХI веков немалого числа преподавателей и исследователей в области технических и естественных наук. Причём уезжали наиболее энергичные и талантливые специалисты, оказавшиеся востребованными в западных университетах, НИИ, различных компаниях.
Технические вузы в Российской Федерации ощущают нехватку современного лабораторного оборудования, особенного стендового, на котором необходимо учить студентов. Его получение от предприятий или закупка за границей сопряжены с большими бюрократическими сложностями и расходами.
Современное инженерное образование предполагает необходимость регулярного (хотя бы раз в три года) обновления практической части учебной программы, ориентируясь на новейшие тенденции развития соответствующей отрасли. Ведь за 5-6 лет, проходящих со дня зачисления студента в вуз и до получения им диплома об окончании, любая академическая программа, даже учитывавшая новейшие (на момент поступления) технологии, безнадёжно устаревает. Как результат – в отечественных технических вузах в качестве перспективных часто преподносятся области и парадигмы, устаревшие на 10 и более лет. Недостающие знания и умения студенты нередко вынуждены получать сами при помощи самостоятельно найденной литературы и общения (через Интернет-форумы и конференции) с будущими коллегами, при этом среди трудоустроившихся по технической специальности выпускников распространено мнение, что в вузе они не получили почти ничего, что бы пригодилось им в работе.
Если в период СССР учебный процесс в инженерно-технических вузах был узкоспециализированным (целенаправленная подготовка высококвалифицированных кадров для потребностей той или иной отрасли), то после распада Советского Союза профиль отечественных технических высших учебных заведений стал «размываться»: сегодня в 90% из них готовят экономистов и финансистов, в том числе не только отраслевого, но самого широкого профиля, почти в каждом третьем — готовят юристов, в каждом пятом – социологов, в каждом шестом-седьмом – психологов и т.д. Сугубо технические вузы берутся даже за массовое обучение иностранцев русскому языку, то есть осваивают и филологический профиль.
Регулирование подготовки кадров ВПО различного профиля для государственных нужд осуществляется в России с помощью т. н. госзаказа или контрольных цифр приёма (количества мест для обучения за счёт средств федерального бюджета). Они формируются на основании потребностей регионов в специалистах различного профиля и соответствующего баланса трудовых ресурсов (этим занимаются специалисты Петрозаводского государственного университета). Утвержденные цифры приёма на бюджетные места распределяются среди 27 различных министерств и организаций, имеющих подведомственные вузы. Последние на конкурсной основе, наряду с другими вузами, получают право на обучение определённого числа бюджетных студентов по той или иной специальности. В соответствии с посланием Президента РФ Федеральному собранию (12.ХI.2009), определившим 5 приоритетных направлений модернизации экономики и технологического развития России, были выделены следующие направления обучения вузах, пользующиеся предпочтением при распределении бюджетных мест в рамках контрольных цифр приёма: энергоэффективность, ядерные технологии, стратегические компьютерные технологии, медицинская техника и фармацевтика, космос и телекоммуникации.
Прочитайте интересные книги о жизни.
Контрольные цифры приёма в вузы на 2010/2011 учебный год на бюджетные места составили 910 927 человек (немногим более половины всех поступивших на первый курс). При распределении бюджетных мест наибольшая доля (42,8%) была выделена на инженерно-технические специальности (см. табл. 10). Данная пропорция в точности соответствовала доле учебных мест инженерно-технического профиля в советских вузах, выделявшихся государством в середине 1980-х годов (см. табл. 3).