Министерство образования и науки Российской Федерации разделили на министерство просвещения и министерство науки и высшего образования. Соответствующий указ подписал президент РФ Владимир Путин.
Министерству просвещения передадут «функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере общего образования, среднего профессионального образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, профессионального обучения, дополнительного образования детей и взрослых, воспитания, опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних граждан, социальной поддержки и социальной защиты обучающихся, а также функции по оказанию государственных услуг и управлению государственным имуществом в сфере общего образования, среднего профессионального образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, профессионального обучения, дополнительного образования детей и взрослых, воспитания».
Министерство науки и высшего образования займется выработкой и реализацией «государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере высшего образования и соответствующего дополнительного профессионального образования, научной, научно-технической и инновационной деятельности, нанотехнологий, развития федеральных центров науки и высоких технологий, государственных научных центров и наукоградов».
Кроме того, упраздняется Федеральное агентство по научным организациям (ФАНО). Функции ФАНО передаются Миннауки.
Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки (Рособрнадзор) и Федеральное агентство по делам молодежи (Росмолодежь) будут подчинены напрямую правительству РФ.
Оценка решения.
Дискуссия о разделении Минобрнауки на два ведомства велась последние несколько лет; решение, которое сегодня принял президент Владимир Путин, целесообразно и уже давно назрело, считают эксперты.
«Решение это действительно назрело — так, у современной педагогики расширился круг стоящих перед ней проблем, вызовов. Сегодня есть очень много задач, которые связаны с ранним развитием детей, особенностями становления. С другой стороны, то, что касается высшего образования, науки, технологий, также требует отдельного регулирования. Здесь речь идет в первую очередь о задаче быть глобально конкурентоспособными. То есть такое разделение вполне целесообразно», — сказала РИА Новости директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.
Заместитель научного руководителя НИУ ВШЭ Лев Любимов также приветствовал этот шаг и выразил надежду, что он позволит обратить гораздо больше внимания на школьное и дошкольное образование: «Самая главная отдача — это отдача от дошкольного образования. То, что эти ведомства разделили, я считаю нормальным. По крайней мере, может, они сосредоточатся на школе».
В свою очередь, научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ, экс-замглавы Минобрнауки Виктор Болотов подчеркивает, что то, насколько эти ведомства будут эффективными, зависит от назначений, которые ожидаются в ближайшее время.
«Это ситуация не новая. В 1990-х годах, когда Россия вышла из Советского Союза, было два министерства: просвещения и госкомитет по науке и высшей школе. В этом смысле здесь нет ничего нового. Однако плюсы и минусы той или иной конфигурации, на мой взгляд, зависят от первых лиц — от тех, кто будет руководить Министерством просвещения и Министерством науки и высшего образования», — сказал он.
Ректор Московского городского педагогического университета (МГПУ) Игорь Реморенко обратил внимание на несколько проблемных моментов, которые потребуют объяснений: «Получается так, что регулирование компетенций по подготовке высококвалифицированных рабочих специалистов (то есть среднепрофессиональное образование) будет одним ведомством осуществляться, а регулирование компетенций подготовки специалистов в высшей школе — другим. Мне кажется, здесь надо объяснить, почему профессиональное образование оказалось как бы разорванным. И второй вопрос: если мы называем ведомство Министерством просвещения, то имеется в виду, что оно должно регулировать и образование, и культуру. Здесь же культура не находится в ведении министерства просвещения. То есть что имеется в виду? Почему, например, его не назвали министерством общего образования, или даже так: общего и среднепрофессионального образования? Это не очень ясно».
Ректор подчеркнул, что если используется термин «просвещение», то подразумевается передача и воспроизводство культурных норм. В политическом плане это бы означало объединение образовательного ведомства и ведомства культуры.
«Здесь же этого не произошло, но термин «просвещение» появился. И это потребует дополнительных пояснений», — заключил он.
Что касается еще одной реформы — перехода Рособрнадзора в подчинение правительству, — то его эксперты также в целом приветствовали.
«Вопрос про надзорные органы, это я говорю как бывший руководитель Рособрнадзора, очень много дискутировался. Может ли надзорный орган быть под крышей Министерства образования и науки — того ведомства, которое он должен контролировать? Предложение передать Рособрнадзор под контроль правительству звучало давно», — сказал Виктор Болотов.
Игорь Реморенко также отметил, что инициатива сделать независимым орган, контролирующий образование, хороша. Но с другой стороны, стандарты контроля устанавливаются самими министерствами: «Стандарты, по которым надзорный орган будет проверять, будут ведь устанавливаться этими министерствами. И контрольный орган может сказать «я бы и рад проверять хорошо, но стандарты не позволяют», или что они слишком зарегламентированы. Всегда будет конфликт между органом, осуществляющим проверки, и этими ведомствами».
Ожидания РАН.
Создание в России министерства науки и высшего образования необходимо для обеспечения технологического прорыва России и выполнения задач, поставленных новым «майским» указом президента РФ, считает вице-президент Российской академии наук Алексей Хохлов.
«Я считаю, что принятое решение о разделении Минобрнауки полностью соответствует задачам по научно-технологическому развитию нашего государства, поставленным в указе президента от 7 мая. Реализация этого указа в части, относящейся к науке возможна только в рамках одного ведомства. Это нужно для обеспечения технологического прорыва страны», — сказал он РИА Новости.
По словам Хохлова, для науки принципиально важен приток новых молодых кадров: «Поэтому очень важно, чтобы наука и высшая школа шли бы «рука об руку». Кроме того, важно, что новая структура будет способствовать объединению науки и высшего образования с высокотехнологичными компаниями, которые могли бы внедрять на практике разработки российских ученых, добавил Хохлов.
Российские ученые неоднократно предлагали разделить Министерство образования и науки на два ведомства, одно из которых занималось бы вопросами просвещения, а второе — государственной политикой в области науки.
Как говорится в указе от 7 мая «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», кабинету министров при разработке национального проекта в сфере науки требуется исходить из того, что в 2024 году необходимо обеспечить присутствие России в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития.
К этому же сроку требуется обеспечить привлекательность работы в РФ для российских и зарубежных ведущих учёных и молодых перспективных исследователей, а также обеспечить опережающее увеличение внутренних затрат на научные исследования и разработки за счёт всех источников по сравнению с ростом валового внутреннего продукта страны.
Кроме того, правительству предстоит обеспечить решение следующих задач: создание передовой инфраструктуры научных исследований и разработок, инновационной деятельности, включая создание и развитие сети уникальных научных установок класса Megascience; обновление не менее 50% приборной базы ведущих организаций, выполняющих научные исследования и разработки; создание научных центров мирового уровня, включая сеть международных математических центров и центров геномных исследований; создание не менее 15 научно-образовательных центров мирового уровня на основе интеграции университетов и научных организаций и их кооперации с организациями, действующими в реальном секторе экономики.